Легенда: Наследие Драконов – бесплатная ролевая онлайн игра
Вы не авторизованы
Войдите в игру

Наши сообщества

поиск:



История одного огрызка


- Нет, ну ты только представь себе, эта змеюлина Сонька себе точно такой же заказала! Зеленый! Ну что мы теперь, в одинаковом «Зеленом бархате» на празднике будем?! – Юлька с досадой впилась зубами в румяный ароматный яблочный бочок.

- Да ладно тебе, Юльк, я вон вообще в своем стареньком «Северном ветре» буду и ничего, - улыбнулась я, блаженно щурясь под лучами сентябрьского солнышка. – Да и не главное это. Я вот больше всего салюта жду, а еще, говорят, беспроигрышная лотерея будет, вот бы поучаствовать!

Мы с моей давнишней подругой Юлькой уже третий час сидели на скамейке под сенью желто-зеленых кленов на Центральной площади, грызли яблоки и обсуждали предстоящий праздник - десятый День рождения Фэо.

Есть люди, которые не столько любят праздники, сколько их преддверие. Наверное, я одна из них. Это ни с чем несравнимое чувство предвкушения чуда, радости, веселья! Оно пузырьками бурлит в крови, заставляя улыбаться случайным прохожим и смеяться без причины.

- А знаешь, еще обещали фокусы и какой-то особенный сюрприз, как думаешь, что это может быть? – я догрызла свое яблоко и заозиралась в поисках контейнера для мусора.

- Не знаю даже… Может быть, подарки какие-нибудь? Ай, да что ты паришься, бросила в кусты и делов-то! – Юлька выхватила огрызок из моих рук и забросила в заросли сирени, растущей неподалеку.

- Хрясь! – отозвались кусты подозрительным звоном битого стекла.

- Ю-ю-юльк? А тебе не кажется, что нам уже пора?- так быстро мы с подружкой бегали лишь однажды, когда уносили на козе Зинке рюкзак, доверху набитый зелеными кристаллами, а по пятам нас преследовал разъяренный магмар с топором наперевес.

Остаток вечера пролетел незаметно, а утром… Вы когда-нибудь просыпались от пинка тяжелым кожаным сапогом под ребра? Вот и для меня это было впервые.

- Ха, Лок, это точно она, ты посмотри! Эй, рыжая, а ну вставай, нечего разлеживаться! – верещал надо мной чей-то противный голосок.

С трудом разлепив ресницы и все еще морщась от боли в боку, я осмотрелась. Хм, Центральная площадь… а как я, собственно, здесь оказалась? Да и площадь странная какая-то, металл повсюду, ни одного деревца, все какое-то черное, мрачное. Прямо передо мной стоят двое в доспехах патрульных оДельвайса. Да уж, колоритная парочка – верзила и пухленький коротышка, впрочем, кое-что общее у них есть – необремененные интеллектом лица и какие-то подозрительно счастливые улыбки. 

- Вот, похожа, похожа, смотри! – коротышка, возбужденно притопывая и подпрыгивая, совал верзиле в лицо какую-то листовку. – Ух, теперь мы заживем! Озолотимся! Только учти, Лок, это я ее первый заметил, так что мои семьдесят процентов от награды!

- Разберемся. Давай-ка пока ее в кутузку, а там видно будет, - верзила грубо схватил меня за шиворот и поставил на ноги, велев идти за ним. Коротышка завершал наше триумфальное шествие, продолжая что-то бубнить о семидесяти процентах. На все мои попытки заговорить патрульные отвечали мне бранью или не отвечали вовсе. И если еще пару минут назад мне казалось, что все это – лишь дурацкий сон, то теперь я была в этом полностью уверена.

Как оказалось, идти нам было совсем недалеко. Да, это точно сон! Гильдия мастеров переделанная в большую тюрьму – такое только в бредовом сне и может привидеться. Но даже не это поразило меня больше всего. Я наконец-то разглядела, что за листовку держал в руках коротышка. Он даже великодушно разрешил взять ее себе на «недолгую память», как он выразился, после чего еще долго смеялся собственной шутке. На листовке был мой портрет и довольно внушительная сумма в бриллиантах, полагающаяся, видимо, в качестве награды за мою поимку. Вот только кому я могла понадобиться? Странно все это!

- Посиди-ка тут пока, птичка, не самое уютное гнездышко, но пару часов потерпишь, - пропищал коротышка, вталкивая меня в небольшую комнату с зарешеченными оконцами под потолком и захлопывая массивную железную дверь.

А разве во сне бывает холодно? Наверное бывает, потому что холодный влажный воздух камеры тут же юркой фицилией скользнул за шиворот и в рукава. Обхватив плечи руками, чтобы хоть немного согреться, я опустилась на краешек нар. Глаза постепенно привыкали к полумраку, и я почти успокоилась, когда нечто, что я приняла за груду ветоши, закопошилось в углу.

- Я бы не советовал тебе на них сидеть, новенькая, лучше уж вон, на старых листовках, все теплее, чем на железяке. Хочешь, поделюсь? Этого добра везде полно, даже в тюрьме. Меня Яном зовут, а тебя? Ну, чего молчишь? Странная ты какая-то.

Моим новым знакомым и товарищем по несчастью оказался мальчишка лет десяти-двенадцати. Спутанные сальные волосы, разводы грязи на лице и шее, а так же кожаные доспехи в заплатах и с чужого плеча, выдавали в нем беспризорника. Темно-карие глаза оборванца смотрели с любопытством, а на дне зрачков плескались озорные смешинки.

- Тебя за что сюда? На бродяжку ты не похожа, - так и не дождавшись ответа поинтересовался мальчик.

- Э-э-э… я не знаю. Слушай, а что случилось вообще? Почему все такое… непривычное? Металла столько и ни единой травинки, людей на улице нет совсем, только стражники… Эпидемия какая-то что ли? - я с благодарностью опустилась на стопку связанных бечевкой отсыревших листовок, все же лучше, чем железные ледяные нары.

- Ха, так ты что же, из этих? «Неудачный эксперимент» которые? Говорят, у них после опытов напрочь память отшибает, некоторые даже ходить и говорить заново учатся, так что тебе еще повезло! Ну давай, спрашивай. Не думал, что буду когда-нибудь учителем для такой взрослой дылды! – оборванец рассмеялся, но вышло у него это так заразительно, что я даже на «дылду» решила не обижаться и приготовилась расспрашивать. 

Но не успела я и рта раскрыть, как заметила в кармане у нового знакомого какое-то копошение, а спустя миг оттуда показалась любопытная мордочка с розовой пуговкой носа, черными глазами-бусинками и просто нереально огромными для такой маленькой головки ушами. Крэтс! Терпеть их не могу!

- А-а-а, уйди прочь, ушастое чудовище! – мой истошный визг, должно быть, было слышно даже на другом конце Фэо. А то, как я оказалась с ногами на нарах, я даже не помнила.

Ян как-то недоумевающе и обиженно смотрел на меня и задумчиво щупал кончики своих ушей. И лишь проследив за моим взглядом, понял, в чем дело и рассмеялся.

- Да это Кусь, питомец мой! Не бойся, он не кусается.

- Ну конечно, конечно. Убери его куда-нибудь сейчас же! – я с опасением продолжала взирать на шевелящего любопытным носиком питомца. - Не люблю я крэтсов! А крэтсов с такими говорящими кличками не люблю вдвойне!

Ян, посмеиваясь, все же спрятал питомца обратно в карман и примирительно поднял руки ладонями вверх, после чего мы вернулись к прерванной беседе.

Из рассказа Яна я узнала, что десять лет назад, накануне празднования Дня рождения мира Фэо, кто-то яблочным огрызком умудрился разбить последнее изобретение магистра Глобиуса, над которым бедняга трудился чуть-ли не всю свою жизнь. После чего Глобиус обезумел и стал одержим лишь одной идеей – захватить власть в Фэо и найти хозяина злополучного огрызка.

- Так вот, создал он какой-то особенный фейерверк, который всех, кто его в праздничную ночь увидел, в зомби превратил. Ну точнее не совсем в зомби, но власть над ними магистр обрел абсолютную. С тех пор все в Фэо с ног на голову стало. Мастеров и ремесленников Глобиус разогнал, сказал, что все они – сплошные шарлатаны и тунеядцы, лишь он один – истинное светило науки. Даже называть себя с того дня повелел Наисветлейшим. А гильдию, видишь, в тюрьму переделал. Сгоняет сюда всех неугодных, ну и воришек, бродяжек всяких тоже. Только долго тут никто не задерживается, скоро и за нами прийти должны.

- Неужели казнят? – я в ужасе смотрела на мальчика, не желая верить в то, что он говорил. Надеюсь, это все-таки сон.

- Зачем же сразу казнить. На опыты в лабораторию Наисветлейшего Глобиуса. Он же дворец Шеары сделал БОЛТом и теперь там свои опыты проводит.

- Чего? Каким еще болтом? И что за опыты? Над людьми что ли? – мне становилось все страшнее.

- БОЛТ – это Большая Охраняемая Лаборатория Творчества. Ну творит он там, видите ли. Изобретения всякие, опыты с экспериментами. И на людях в том числе, но в основном, конечно, над монстрами. Новые виды выводит. Неужели про игу-ука не слышала? Гибрид игураона и пепельного паука, зеленая шустрая кракозябра на восьми ножках, ест рыбу, которую ловит зеленой паутиной на манер рыбачьих сетей. А про скело-пхадда неужто не слыхала? Да эта вечноголодная тонна костей весь Шуарский лес в страхе держит! Зигре-пырь? Геланфо-гулья? Йети-лопендра? Ну ты темнота-а-а, никого не знаешь! – удивился парень незнанию таких очевидных, на его взгляд, вещей.

- Не знаю… Слушай, а поему все металлическое такое? И где все растения? 

- Ну как же, растения есть, но за чертой города. Правда, кроме яблонь, их Наисветлейший повелел вырубить, чтобы не напоминали о злополучном дне десятилетней давности. А металл… нравится ему, когда все из металла, что тут непонятного?

- Понятно-о-о, - протянула я. – Ян, а с магмарами-то что? Их власть Глобиуса не коснулась?

- Ага, как же, держи карман шире! – хмыкнул оборванец, для наглядности оттопыривая карман с засидевшимся в нем Кусем. – Всех магмаров Наисветлейший согнал в пещеры, уголь добывают теперь на благо родины!

- Да уж, дела… И куда только Орден Стражей смотрит, или Орден подземных рыцарей хотя бы.

- А нет теперь ни стражей, ни рыцарей. Теперь это орден «Умелых ручек» - занимаются техническими изобретениями в одном из отделов БОЛТа. Глобиус для них даже специальную медаль поклонения придумал. Не знаю, что там нужно, чтобы ее получить, то ли изобрести что-то, то ли брызгомет усовершенствовать…

- Послушай, Ян, ну ладно, мирные жители попали под власть Глобиуса, но Шеара, драконы, Егерь, Сорена, Гредея, Блодияра и остальные – как же они? Почему не сопротивляются?

- Так и они тоже теперь Глобиусу подчиняются, - грустно хмыкнул мальчик. – Егерь зверье ловит для опытов, драконы вместо личного транспорта, по четным дням – Стриагорн, а по нечетным - Эрифарус,. А Блодияра, Шеара, Корделия, Гредея и прочие - в личном гареме Наисветлейшего, у нас же теперь многоженство!

- Ой, а Гредея-то зачем, - я попыталась скрыть ладонями пылающие от смущения щеки, последняя новость просто выбила из колеи.

- А кто его знает?! Говорит, первая любовь! – Ян улыбнулся и хотел добавить что-то еще, но тут тяжелая дверь нашей темницы распахнулась, и на пороге возник Наисветлейший Глобиус собственной персоной.

- Вот ты мне и попалась, маленькая гадина! Десять лет! Десять долгих лет ожидания! Я кропотливо воссоздал из слюны на огрызке твой ДНК-код, а по нему – твой портрет! Сомнений быть не может! – магистр, низенький человечек в белоснежном халате, с всклокоченными седыми волосами и полубезумным взглядом, подобно гигантской блохе скакал вокруг меня, выкрикивая проклятия и угрозы, и брызжа слюной. – Теперь-то ты у меня за все ответишь! Я скрещу тебя с болотной жабой! Нет, с мокрицей-уицей! Ты будешь пресмыкаться кольчужным червем и молить о прощении! А-а-а, крэ-э-этс! – гневная речь профессора сменилась воплем ужаса. Значит, не только я одна боюсь этих маленьких зверьков.

Оказалось, что в то время, пока Глобиус скакал вокруг меня и грозился всеми возможными и невозможными карами, Кусь незаметно выбрался из кармана Яна и вцепился в палец Наисветлейшему. Все-таки не зря я опасалась, что такая кличка у этой зверушки неспроста!

- Да уберите кто-нибудь от меня это чудовище, - вопил профессор, размахивая руками. После очередного такого взмаха мохнатая тушка отцепилась и полетела прямиком в мою строну. Этой атаки мое расшатанное за последние пару часов сознание уже не выдержало, и я отключилась.

Очнулась я у себя в постели. Фух! Это все-таки был сон! И приснится же такое! Стоп. А это что?
В руке я сжимала мятую листовку с собственным портретом и суммой вознаграждения…

- Элька, хватит дрыхнуть! Все праздники проспишь! Айда на Центральную площадь? Посмотрим, как к завтрашним гуляниям готовятся! Смотри, я и перекусить нам захватила! – в комнату маленьким торнадо ворвалась Юлька. В руках она держала большой сверток с крупными краснобокими яблоками. – Ну что, идем?

Я перевела задумчивый взгляд с листовки на яблоки, а затем обратно на листовку.

- Юльк, а давай-ка мы лучше пирог испечем? Яблочный…

---

Среди людей бытует мнение, что один человек не в силах повлиять на историю, изменить ее ход. Так ли это, если порой судьбу вершит обычный яблочный огрызок? Все мы – ниточки в полотне под названием Фэо. Кто-то, подобно добротной основной нити плетет рисунок мироздания день за днем, другие, как яркие стежки замысловатого рисунка, мелькают лишь время от времени, но только все вместе мы создаем что-то неповторимое целостное и прекрасное. Каждый из нас оставляет здесь свой след, каждый приносит что-то новое и от каждого зависит, каким он будет, двадцатый День рождения Фэо. Давайте напишем эту историю вместе, ведь только нам решать, какой она будет!

 
 
Официальный сайт бесплатной онлайн игры «Легенда: Наследие Драконов»


© 2020 Mail.Ru LLC. All rights reserved.
All trademarks are the property of their respective owners.
Яндекс.Метрика
Наверх
Вниз
Нашли ошибку? Выделите слово или предложение с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter.
Мы проверим текст и, в случае необходимости, поправим его.